Белорусские классные кластеры

Белорусские классные кластеры

03.11.2015

Эксперты отмечают, что правительство Республики Беларусь при проведении промышленной политики склонно следовать определенной моде. То есть, примерно каждые пять лет находится какой то новый, уникальный метод для приведения в чувство угасающих промышленных гигантов.

Иногда – эффективный, иногда провальный. Но на очередные президентские пять лет формируется очередная мода промышленных преобразований.

В конце 90-х пошла мода на СЭЗ. Первая появилась в 1996 году, последняя – в 2002 году. СЭЗ помогли увеличить промышленное производство, но панацеей не стали. За ними последовали государственные концерны. «Белнефтехим», «Беллегпром», «Белгоспищепром» и другие, существующие и сегодня, но подвергаемые нещадной критике со стороны независимых экспертов. Также была модной модернизация предприятий, но она прошла очень быстро, нанеся бюджету огромный урон. Далее были вертикально интегрированные холдинги (было создано порядка 30-ти), пока в финале, в июне 2014 года, не был создан холдинг на базе МТЗ, с присоединением девяти предприятий-смежников.

И вот сегодня, в Совете министров, достаточно молодые министры,

намереваются следовать западной моде, где в тренде сетецентрические и горизонтально интегрированные структуры. И в результате в правительстве появилась идея создания промышленных кластеров.

Что именно понимается под кластером? Начальник управления науки и инновационной политики Минэкономики Дмитрий Крупский поясняет, что это совокупность юридических лиц и частных предпринимателей, которые действуют на договорной основе и совместно участвуют в процессе формирования добавленной стоимости. Этот опыт получил развитие прежде всего в Германии. По словам европейцев под кластером можно понимать компании, территориально сосредоточенные в определенном месте, в диаметре не более 100 км.

В чем смысл сотрудничества предприятий в рамках кластера? Называются три причины. Первая: добровольное участие, в отличие от холдингов. Второе: самоорганизация, где сами участники определяют каким быть кластеру, как его развивать, в каких направлениях сотрудничать. Третье: оптимальное соотношение конкуренции и кооперации.

Дмитрий Крупский подробно описывает плюсы и минусы кластеров. Основное преимущество – экономия ресурсов. Участники кластера могут проводить разные мероприятия совместно, например совместное обучение сотрудников разных компаний. Или же можно договориться о совместных действиях на рынке. Также имеет значение открытый доступ к коммерческой информации и деловому опыту. И конечно, коллективное продвижение интересов участников. Можно позиционировать себя в качестве некоего объединения, у которого присутствуют совместные интересы, и которое может продвигать их в госорганах, в СМИ, в местной власти и пр.

Среди недостатков отмечается в первую очередь сложность обеспечения координации действий и согласование интересов участников. Кроме того,  существует опасность, что после вхождения в кластер предприятие утратит свою уникальность. Наверняка, «продвинутая» компания больше потеряет, чем приобретет, раскрыв свои секреты менее успешным участникам.

В чем отличие кластера от холдинга? Прежде всего кластер не является юридическим лицом. Далее, в кластере, в отличие от холдинга, декларируется равенство всех участников (в холдинге существует управляющая компания, которой подчинены остальные). И наконец, территориальная локализация кластера, не обязательная для холдинга.

Дмитрий Крупский утверждает, что на сегодняшний день кластеры сформированы в половине развитых экономик мира. Только в Евросоюзе насчитывается порядка 2000 кластеров. Идеи кластерного развития экономики становятся популярными в России и в Казахстане. При этом формироваться кластеры могут как снизу вверх, так и сверху вниз, когда процесс запускается по решению местных органов управления. Основная задача государства – предоставлять прямые субсидии для формирования инфраструктуры, что сильнее всего остального будет стимулировать предприятия организовываться в кластеры, заключает Д.Крупский.


Возврат к списку